Архивные страницы февраля

К 340-летию Каменска

 3 февраля 1682 года была подписана  Грамота царем Федором Алексеевичем и послана из Сибирского приказа тобольскому воеводе князю А. А. Голицыну о пожаловании Далматовскому Успенскому монастырю месторождения железной руды на р. Железенке, окрестных лесов и других угодий.

   «От царя и великого князя Феодора Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя Рос[с]ии самодержца в Сибирь, в Тоболеск боярину нашему и воеводам князю Алексею Андреевичю Голицыну с товарыщи.

   В нынешнем во [7]190-м [1682] году генваря в 31 де[нь] били челом нам, великому государю, из Сибири Тобол[ь]ского уезду с Ысети реки Успенского монастыря игумен Исаак, строитель старец Долмат, келарь старец Никон, казначей старец Лукиян с братьями: пожаловати б их для манастырских великих нужд и церковных потреб, велеть им на речьке Железенке  железною рудою и лесом той речьки по обе стороны владет[ь], и о том дать им нашу, великого государя, грамоту.

  И как к вам ся наша, великого государя, грамота придет, и вы б велели им в тех урочищах железную руду про их, манастырской, обиход плавить, и лесом в тех урочищах владеть. Писан на Москве лета 7190-го [1682] февраля в 3 де[нь]».

 4 февраля 1697 года  игумен Далматовского Успенского монастыря Исаак обратился с жалобой к верхотурскому воеводе Д. П. Протасьеву на крестьян Белоярской слободы.

«Великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Рос[с]ии самодержца стол[ь]ником и воеводам Дмитрею Петровичю с товарыщи Успенского Долматова монастыря игумен Исаак з братиею челом бьют».

В своей челобитной монахи указали, что владеют они землями по реке Железенке по указу великого государя и на то у них есть разрешение (жалованная грамота). И вдруг с 1696 года на их землях, в их монастырской вотчине стали селиться жители Белоярской и Пышминской  слобод Панфилко Моисеев с братьями, Гришка Иовлев с детьми, да Ивашко Рублев с товарищами. И стали лес они вырубать по берегам речки Железенки без спросу и разрешения,  да еще вдобавок и угрожают всем монастырским людям. И от их наглости и обид жить здесь монахам стало невозможно.

В Управе  Верхотурья стали разбираться и просматривать писцовые книги, есть ли в них записи, кому принадлежит эта земля и речка:  жителям Пышминской и Белоярской слобод,  или монахам Успенского монастыря. Рассмотрение челобитной, как обычно затянулось на годы. А белоярцы продолжали потихоньку  обустраиваться на берегах рек Каменки и Белой.

 8 февраля 1701 года по  грамоте великого государя на Каменские заводы для укладного дела был послан Я. Беляев.

 «И послать ево, Якова, на железные заводы, и на тех заводах делать уклад со всяким прилежным радением, учить тому укладному делу учеников ис тобол[ь]ских, каких чинов людей будет пристойно, неоплошно. А к тому укладному делу».. для Якова  «снасти зделать все, не замотчав (без задержки), чтоб за снастьми в укладном деле замотчания (задержки) не было».

Я.Беляев приедет на Каменский завод и будет работать укладнымм мастером. Через год работы при опросе он скажет следующее: «В  прошлом де 1702 году прислан он с Москвы на Каменские железные заводы для дела укладного мастерства,  и работает беспрестанно.  А  государева де денежного и хлебного кормового жалованья дают ему малое число,  по 2 деньги на день (1 копейка), хлеба, ржи и овса  по 2 пуда на месяц.

И тем ему прокормится нечем, и платье и обувь у того мастерства (от работы) згорела без остатку. И впредь де платья и обуви купить не на что. И великий государь пожаловал бы ево, велел ему денежного жалованья давать с пуда по 3 алтына 2 деньги. Чтоб ему у того окладного мастерства железного голодною и холодною  смертью не умереть, и от мастерства и работы не отбыть. Да к нему ж бы прислать с Москвы жену и детей ево. А он де на Каменских заводах с болшим своим сыном укладу будет на год ставить пуд по 300 и больше. Да ему же бы дать в прибавок в подмастерья кузнеца, да 5 человек работников, и чтоб те люди были у него беспеременно. Да ему ж бы на заводах зделать избу с сеньми против ево братьи, а сыну ево учинить кормовые ж деньги, по чему великий государь укажет».

С подобной просьбой обратятся многие мастеровые, т.к. на уральских заводах им платили гораздо меньше, чем на тех заводах, откуда они приехали.

1712 год, 4 февраля – Отписка приказчика Каменского и Верхне-Каменского железных заводов И. Амлешова великому государю Петру Алексеевичу в Сибирскую губернскую канцелярию об отправке им в Москву челобитной, которую подали ему в Каменской судной избе приписные к заводам крестьяне Каменской, Багаряцкой и Камышевской слобод,  Катайского и Колчеданского острогов Тобольского уезда.

В своей отписке Амлешев говорит, что на Каменских заводах крестьян в работах было достаточно, а после  башкирских разорений в 1709-1710 гг. в слободах и деревнях осталось мало крестьян, « и те де разорены, и скудны, и бедны для того, что де их разорили башкырцы, людей многое число прибили и в полон побрали, и в селах и в деревнях церкви Божии, и часовни, и дворы их, крестьянские, и хлебные житницы с хлебными припасами выжгли, и скота, лошадей и рогатого, отогнали без остатку, овец де и свиней всех без остатку прикололи, и пашен де пахать и ни для каких нужных дел они, крестьяне, выезжать]не смели, для того, что де они, башкырцы, по дорогам и на пашнях их, крестьян,  имали, и били, и в полон побрали.

А прикащик Иван Асторханцов бил де их, крестьян, кнутом и высылал на заводцкие работы по два, и по три, и по четыре человека, а для караулу де и обережи служилых людей с ними не посылал, и их де, крестьян, на дорогах и на заводцких работах башкырцы многих прибили и в полон побрали, и они де, крестьяне, от такого башкырского разорения многие бежали неведомо куда. Мельницы и кузницы разорили и пожгли башкырцы.

На нашей каменской земле это было, пожалуй,  последнее масштабное разорение башкирами русских поселений, более подобного не было.

6 февраля 1774 года в 3 часа дня  к  Каменскому заводу «с двух сторон подошли злодеи, было их: башкирцов до пятисот, русских с тысячу пятисот, да оставлено в запас в селе Шаблише на помощь к ним до тысячи человек». Это слова заводского управителя Василия Павловича Дягилева о повстанческой армии Е. Пугачева, взявшего Каменский завод без боя. Огромное количество бунтующих Дягилев объясняет тем, что в ближайших слободах и деревнях не стало соли, которая раньше поставлялась с Каменского завода, а потом поставки прекратили в связи с восстанием. Поэтому многие населенные пункты были уже «в бунте». И Каменский завод им был нужен для того, чтобы получить соль.

Почему Каменск сдался без боя,  да потому что защитников было малое количество: 12 солдат, 50 мастеровых и 100 казаков из крестьян, и те при виде огромной двухтысячной толпы разбежались испугавшись. Тем более, что у защитников было только 30-40 ружей, остальные имели копья. Одна пушка стояла на плотине, другая на главной дороге (тракт из Екатеринбурга), обе ни разу не выстрелили. Ну и конечно без измены не обошлось: караульные наблюдатели не предупредили о надвигающейся «злодейской армии», подпустили их к самому заводу. 

Легенда о 10 пушках, якобы отлитых на заводе и подаренных повстанцам, остается легендой. Так как на тот период в заводе было 3 фальконета и 3 пушки трехфунтовые, «неопробованные и негодные». Вот эти пушки и могли взять с собой пугачевцы при отступлении. Доменная печь не работала,  доменные мастера и литейщики ушли в Екатеринбург, некому было отлить орудия.

А то, что каменцы не оказали жесткого сопротивления не так уж и плохо, иначе завод был бы разорен и сожжен вместе с крепостью. А так все целеньким осталось.

11 февраля 1774 года в Екатеринбурге в  канцелярии Главного заводов правления слушали доношение  мастеровых  Каменского завода: угольного мастера Егора Гуляева, мехового ученика Прокопия Садовникова,  плотника Данилы Колмогорцева, пильщика Михаила Безсонова,  фурмовых работников Ивана Устинова и Василия Трофимова. А также  горного работника Дмитрия Сиволапова и Каменской слободы крестьянина Фадея Янина.

Они рассказали о том, что « находились при Каменском заводе у охранения оного от злодейских набегов в казаках с 10 января по 6 февраля. А того числа за овладением злодейскою партиею того завода бежали и находятся в Екатеринбурге».

Большинство каменских заводских мастеров не поддержали и не вступили в ряды пугачевских отрядов, хотя может быть и сочувствовали.

Детский   приют в поселке Каменский Завод был основан 23 февраля 1891 года.  Этот год называли «голодный»,  голодали миллионы ввиду  того, что предыдущий 1889 был неурожайный, а затем  и следующий за ним 1891.

Вероятно, в связи с таким положением каменская интеллигенция и местные благотворители стали ежемесячно перечислять в пользу приюта денежные средства, проводить денежные лотереи, половина прибыли от которых шла на поддержку столовой приюта, а это около 300 рублей.

Отчисления в приют были и  с любительских спектаклей, в месяц иногда по 50-60 р. За отчетный 1892 год в приют поступило 1411 рублей, остаток на 1893 год составил 393 р. Кроме денег в приют поступала мука и др. продукты. Число воспитанников в приюте в 1892-93 гг. в некоторые месяцы достигало 40 человек.  А в среднем в приюте находится от 15 до 20 человек. Содержание одного ребенка обходилось от 3 до 4 рублей в месяц.

Карта С.У.Ремезова1 (1)

 

Зенкова Л.В.

Старший научный сотрудник

МАУК «Краеведческий музей»

Во время посещения сайта МАУК «Каменск-Уральский краеведческий музей им. И. Я. Стяжкина» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ. Подробнее
Хорошо